Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

половинка

Сейчас будут стихи

Интересно в голову приходят стихи. Иногда такое народится, что опомнишься, и не веришь, что это из тебя.   

А оно не из тебя, просто рифмующие пропускают через себя миры. И когда чего-то становится больше обычного, рождается что-то необычное.  Это не про меня. Это вокруг меня. 

Говоришь «За что мне?». И «Есть ли Бог?» -

Я терплю. А он бы терпеть не смог.

Мы живем на бойне, где каждый час

Истекает кровью один из нас. 

И ни оберегов, ни берегов.

Ежедневный спарринг тупых бойцов:

Ты не держишь монстров в своей стране,

И они давно проросли во мне.

Закалили челюсти и рога,

Я кормлю собой твоего врага,

С каждой новой схваткой  мой свет слабей.

Пожалей, прошу уже! Пожалей… 

Не стенай, прошу тебя, не кори.

Ты поешь колыбельную тем, внутри.

Им слова обидные – чистый мед.

Я жду помощи всё, а она нейдет.

Только страхи твои из меня орут!

Открестись уж! Вдруг, и они умрут?

Хватит в спину и душу кидать ножи!

И уйти никак, и с тобой не жизнь...

Поревем-помиримся. Это пусть.

Ничего, наверно, я не боюсь,

Кроме как, башку себе не снести.

Или потерять тебя, 

Не простив.

половинка

рядом с началом

надо сюда писать, надо.  Залипаю над собственным архивом с бытовыми в большей части заметками, и думаю, молодец! Интересно же жили! Не побоюсь этого слова, литературно!  Ну ладно, читабельно.

Сейчас вот снова — веха. Нужно продать квартиру в Омске и купить........  Это гипертрофированное многоточие — пыль по сравнению с тем,  какая дымовая завеса  в планах на будущее: не станет ли роковой ошибкой оседание в Р-н-Д?  И осядем ли мы тут... Или там, за десятком-другим листов отрывного календаря, как бывало уже, корчится от смеха над нашими планами судьба?

Какая непостижимая громада — будущее. Как быстро оно наступает. Как молниеносно оборачивается  понятным и рядовым прошлым.

Выставила на продажу квартиру в Омске.  Ощущение — будто объявила добровольную перепись местечковых риэлторов. Звонят, представляются,  и... по-хорошему удивляют пока. Ибо уровень общения стал иным  — вежливо, просто, с конкретными цифрами. Пусть это только первая ступень, но все же, приобретает человеческое лицо этот бизнес, надеюсь.

Надо присматривать и для себя что-то в... , ну ладно, пусть здесь.  И вакуум. Этот город-махина, слабоуправляемый и алчный, разрастающийся  из чрева (но самой ведь природой доказано, все, что нарастает внутри, если оно не дитя — зло!), теснит сам себя и  выдавливает душу, намертво вцепившись в тело обязательствами и условностями.   

Короче, понятно, кто тут в классическом своем состоянии при решении важных вопросов? 

Так и живем. 

половинка

я в курсе, что апрель. Но)..

Дед Мороз
Мне почти, что восемь лет,
Мой вердикт неоспорим,
Знаю: Дед-Мороза нет!
Есть костюм, парик и грим.

Сани в небе – ерунда,
Гравитации закон
Не допустит никогда,
Чтоб по небу мчался он.

Знаю: Дед-Мороза нет!
Но письмо ему пишу:
« Подари велосипед!
Как у Кольки...
             Пап, прошу!»

Лена Лосева
половинка

партия сказала - надо!

И опять "наш с учителем" тандем. Вот пока в школу не попросят - не пишутся у меня стихи. В этот раз нужно - для книжки, где собраны истории о том, как предки наших детей жили в войну. Чтобы знали. И то, что сами мы, нынешние взрослые помним о войне. Чтобы и дети - помнили. Вариант сырой, наверняка буду менять что-то еще. В словах, не в смыслах.
В общем
Не женское дело
Я смотрела, как
Играли дети в войну:
Несся с жаром пацан,
Автоматом буравя воздух.
Защищал он в игре
Придуманную страну,
И, «взорвавшись на мине»,
на землю летел.
Так просто.

А мое-то сердце заходится, все сильней,
Как у сотен тысяч дочек, жен, матерей,
Тех, что крикни рядом: «Война! Война! Война!»,
Миг – и в клочья душа разорвана.
Потому что есть и отец, и муж, и сын.
Каждый – только один, один, один.

И уже с той войны десятки минули лет,
А сердца материнские, как и тогда, тревожны.
Я ли знала ее? Слава богу, конечно, нет.
Но скажи только слово - озноб и мороз по коже.
За героев прошлого, мальчиков, сыновей,
С каждым годом больней и больней, больней.

Есть желанье, на женщин земли - одно:
Чтоб ребята наши войну лишь по книжкам знали,
Чтобы смерть и бомбы видели лишь в кино,
Чтобы с автоматами – лишь играли.
Грузом память готовы в сердцах нести,
Только б не допустить. Удержать. Спасти!

…Чтоб дойдя до власти, матери вспомнив взгляд,
Кто-то в трубку сказал: «Не стреляйте.
Отбой.
Назад».
половинка

(no subject)

А это просто -
Губы растянуть,
И отвечать:
"Дела?
   Да все прекрасно".
И правда, так.
А если случай частный
Он - эпизод.
Забудем как-нибудь.
Дела?
Прекрасно.
В чем они, дела -
Сварила ужин,
Сделала укладку.
Все вкусно,
Гладко,
Сладко,
Горько,
Гадко...
Нет-нет!
Ты просто недопоняла.
Все расчудесно,
Дом, супруг, фигура.

В три слоя тушь.
Рыдают только дуры.
половинка

и музыку тоже - да, но вставлять не умею

Гимн Лицея 143
Автор Елена Лосева

1 КУПЛЕТ:
Мы почти волшебники,
Только приглядись:
За спиной учебники,
Впереди – вся жизнь!
В книжках со старанием
Ищем  суть и прок:
Превращаем в знания,
Сотни умных строк.

ПРИПЕВ:
Лицеисты-активисты!
И надеется страна:
Инженерам и юристам -
База знаний всем важна.

Сила мысли, разум быстрый -
Ты смелей вперед смотри,
И прославят лицеисты
Свой Лицей Сто Сорок Три!

2 КУПЛЕТ:
Буквами и числами
Полнится земля.
Направляют к истине
Нас учителя.
Под лицея знаменем
Далеко пойдем:
Интеллекта пламенем
Солнце мы зажжем!

ПРИПЕВ повторяется
 
половинка

мать моя, Сережа

Вовка позвонил в домофон и поинтересовался:
- Мам, можно я зайду за водой?...
Я едва поняла, что он спросил, поскольку на заднем фоне руладой звучала такая звонкая, витиеватая матерная брань, что заслушаешься...
- А кто это там так замечательно матерится? - строго полюбопытствовала я.
- А... Это Сережа.
- Ты Сереже-то передай,  чтоб базар фильтровал, когда ты с мамой разговариваешь.  - Выкрутила на полную громкость я. И прибавила:
- Да и так, по жизни, тоже...

Потом я с девчонками тоже вышла на улицу. Стайка Вовкиных дворовых друзей терлась у подъезда. Выделялся "новенький", крупный, выше других на полторы головы, широкий в кости и с лицом...  хлопца недалекого ума, но широкой души. Лицо, как топором рубленое, такое бесхитростное и виноватое-виноватое:
- Здрасссьти...
- Здрасьти. - говорю ему, и у Вовки спрашиваю, - Это ж кто?
- А... Это Сережа.

Офигеть.

Гуляем. Сережа очень старается. "Фильтрует базар". Получается трудно. Вот реально - человек так разговаривает. На матах. И для него обычный язык, что английский - пока подберешь словечко...
Через время вижу, что Сережа носит мою трехлетнюю сдобную Катюшку на руках. Из одного конца двора - в другой. Практически молча. иногда приседает на лесенке горки, качает на коленях. С очень значительным, будто ему доверили охранять Кремль, видом, придерживая, катает ее на качеле. Катька, которая обычно влегкую берет качельную высоту сприскока, и носится по двору, как порося, вырвавшаяся из загона, старательно подыгрывает. Дитя-ангел.
- Сереж,  - говорю. - Ты на землю-то ее поставь. Она ж нелегкая, зачем ты...
- Ладно. - с жалостью говорит десятилетний, здоровенный Сережа. Бежит к друзьям. И через время вдруг вижу ,что он вернулся к Кате, и кричит пацанам:
- Ну пацаныыы!  Пойдемте уже в ДОЧКИ-МАТЕРИ играть!!!!

Мама-дорогая, офигеть. Папа-дорогой.
 
половинка

Ах, Роберт...

Читаю в дневнике: "Роберт Зимний".
Э- то чего? - спрашиваю у сына.
- А. Нам его стих  сказали найти и выучить.
Ладно, думаю. Может, какой сибирский неизвестный поэт.
Интернет такового не знал. И тут пошел, пошел у меня ассоциативный ряд....
- Вов? А точно - Зимний? Не Рождествеский?
- Точно! Рождественский...Это я неправильно записал)))

Долго искала у Рождественского стих, доступный первокласснику.
По пути меня мучил  вопрос: ЗАЧЕМ? Почему ну... не Маяковский хотя бы? Если детские поэты в первом классе совсем не комильфо? 
половинка

прокнигу

первая часть есть.
еще есть три ребенка с температурой под 39 и за нее.

временная передышка(

держу крестики и очень хочу одновременно, сделать, не торопясь, и успеть.

UPD: вот за что я себя и не люблю. Выше не читайте. Я хочу, на самом деле, чтобы все выздоровели, конечно.